mama_zoya (mama_zoya) wrote in ru_fma,
mama_zoya
mama_zoya
ru_fma

Categories:

Похищенный алхимик, перевод, глава 2



 

Глава вторая. Странные террористы

Они шли пешком почти два часа, встретили другой поезд, остаток пути проделали на автомобиле, и когда, наконец, достигли Восточного штаба, уже стемнело.

Рой предложил братьям выпить чего-нибудь горячего, но тех настолько поразила открывшаяся картина, что они  просто замерли в дверях, раскрыв рты.

Восточный штаб был в полном хаосе.

Орали голоса из раций. Представители военной полиции с кипами документов бегали туда и сюда. Рой, снова в мундире, нырнул в работу мгновенно, даже не пропустив чашку кофе.

- Полковник! – закричал человек, нянчивший папку документов, словно младенца, едва лишь Рой появился в дверях, - Более десяти группировок взяли на себя ответственность по террористической атаке трёхдневной давности!

- Уничтожьте все заявления, поскольку они, несомненно, ложные. Исследуйте улики, - бросил Мустанг, не останавливаясь.

- Полковник! – закричал ещё один. – Служба охраны порядка хочет провести пропаганду для локализации резидентов. Они просят ещё людей.

- Отлично. Только не посылайте туда никаких горячих голов. Нам нужны представители, которые могут оставаться холодными и собранными. Везде и так полный дурдом.

- Мы получили сведения, что комиссия по реновации водных путей подготовила бюджет.

- Пошлите его на одобрение в Центр.

- Полковник, вам письмо из Центра. Они называют это поддержкой, но звучит больше похоже на критику.

- Я уже вернулся после беседы с ними. Сделайте из бумажки самолётик или что-то вроде того.

Полковник выплёвывал команды уголком рта, пробираясь сквозь волнующееся море людей и в конце концов сел за свой любимый стол, укрывшись за целой башней неразобранной корреспонденции.

Эдвард и Альфонс переглянулись.

- Похоже, про горячее питьё мы можем забыть, - прошептал Альфонс.

- Чувак, оставь город без присмотра на пару дней, и увидишь, что будет, - ответил брат, закатывая глаза.

- Лучше не будем ему мешать.

- Хороший план.

Алхимики решили проститься с Роем и покинуть Восточный штаб без всякого для себя толку. Когда мальчики стояли под дверью кабинета Роя, раздумывая, когда же найдётся время нормально поговорить с безумно занятым полковником, позади кто-то окликнул их.

- О, да неужто это Эдвард и Альфонс? Давно не виделись, - прозвучал женский голос.

Оба обернулись: перед ними стояла лейтенант Риза Хоукай.

С гладко зачёсанными волосами, с острыми чертами лица, выступавшими резче обычного. Уменьшенная копия холодного самообладания. Эдвард ни разу не видел, чтобы Хоукай, «правая рука» полковника, хоть раз выдала малейшую тень эмоций, ни гнева, ни радости. Конечно, все соглашались, что глубоко внутри она была добросердечной, и одно это сохраняло её от ненависти мужчин-сослуживцев.  Однако не спасало от случайных шуточек насчёт ужасной лейтенанта Хоукай.

- Добрый вечер, мальчики.

- И вам, лейтенант Хоукай.

Она одарила их лёгкой улыбкой из-за несомой кипы документов.

- Я слышала от младшего лейтенанта Хавока, как мучительно вы сюда добирались. Вы, наверно, совсем без сил. Можете воспользоваться переговорной, чтобы вздремнуть.

- Ох, я не могу, - ответил Эдвард с очевидной усталостью. – Среди всей этой суеты…

Они были вымотаны. После долгой, безуспешной погони за камнем, после пешей прогулки на длинном, несуразном пути домой, их тела просто разваливались. Эдвард в таком состоянии должен был идти спать, хотя яркий свет и беготня показывали, как безумно все кругом заняты.

- Ну, мы действительно загружены, - сказала Хоукай. – Я не могу остановиться и поболтать, не обижайтесь, пожалуйста, ладно?

Эдвард и Альфонс кивнули.

- Спасибо, мы понимаем, - сказал Эдвард.

- Ты знаешь, где переговорная. Располагайся.

- Спасибо, доброй ночи.

- Доброй.

Братья вежливо поклонились, и она исчезла за дверью.

 

Была полночь, когда Мустанг разделался с навалившейся на него кучей бумаг – выше головы, - отдал последние на день приказания и прикрыл глаза впервые с момента возвращения в Восточный штаб. Здание, напоминавшее зону боёв, наконец, затихло, и только несколько солдат-дежурных всё ещё оставалось на местах.

- Люди, я устал, - пробормотал Рой капризно, растягиваясь на столе. Лёгкий стук кружки о столешницу заставил его резко подскочить в кресле.

- Добрый вечер, полковник. Вы здесь хорошенько потрудились сегодня.

Он поднял мутные глаза и увидел стоящую перед столом Хоукай. Это она опустила горячую чашку рядом с его головой.

- Ох, - сказал Рой, пытаясь сфокусировать глаза. – Спасибо, лейтенант.

- Как ни странно, - она потянулась и передала ему в руки папку, – вот готовый отчёт, о котором вы спрашивали.

- А… Ещё раз спасибо, - Рой принял папку и начал рыться в страницах.

Хоукай строго посмотрела на читающего Мустанга, перед тем, как заговорила снова.

- Вы уверены, что правильно поступаете?

Рой улыбнулся. Она его слишком хорошо знала.

- Вы думаете, почему я изнуряю свою команду расследованием похищений, как будто не связанных с террористами?

- Да, я знаю, вы считаете, что знаете кое-что об этом – вы нашли какое-то решение. Но вы знаете, и что скажут в центре. Если у вас есть время заниматься похищениями, которые не в вашей компетенции, потратьте его на поимку террористов. Думаете, им не придёт в голову то же, что и мне? Разве не об этом шла речь вчера?

- Я согласен, - сказал, нахмурившись, Рой. – Но, знаете ли, лейтенант, я предпочитаю относиться к словам людей из Центрального штаба как… к щебету маленьких птичек.

- Офицеры высшего командного состава… как маленькие птички? – брови лейтенанта поползли вверх.

Рой кивнул.

- Птички летают высоко в небе, и пера не обронят ради мирской суеты далеко внизу. Знаете, почему? Потому что они могут свободно порхать. Ну, так я пропишу им собственное лекарство. Как мы можем защититься от птичек, не отягощенных лишними мыслями? Мы работаем тут, на земле, и наше дело, мой дорогой лейтенант, состоит в том, чтобы поймать главаря террористов и положить конец дурацкому хаосу как можно скорей. Если я считаю, что расследование похищений в этом поможет, я потрачу на него ровно столько времени, сколько потребуется.

- Так вы думаете, что имеется связь между похищениями и террористическими атаками?

- Да, – палец Роя замер на странице. – Взгляните на это. Во-первых, похищен сын отставного офицера. За его возвращение в целости и сохранности террористы запросили восемь миллионов сентов. Родители заплатили выкуп, и ребёнка вернули неповреждённым спустя несколько дней. Далее, украден ребёнок из хорошей семьи, у главы государственной исследовательской лаборатории, на этот раз запросили десять миллионов сентов. Цена уплачена, похищенный возвращён, снова – без повреждений. Наконец, ребёнок офицера, имеющего серьёзное влияние в Центральном штабе похищен… Такие казусы происходят повсеместно. И они имеют общую причину.

- Они все направлены против людей, связанных с армией. Последнее относится и к семье антикваров, я слышала, они много жертвовали на армию, - кивнула Хоукай.

- Это так, - продолжил Рой. – И ещё одна общая черта. Как только выкуп уплачен, ребёнок возвращается. Никаких убийств. Никаких повреждений.

- Совсем как террористы, – отметила Хоукай, уловив некую связь.

- Родители всех украденных детей имели высокий статус. Многие из похищенных и счастливо спасшихся ребят засвидетельствовали это. Поскольку в случае уплаты выкупа дети всегда возвращались, расследования быстро прикрывали, а мы их продолжаем. И что происходит при этом? Публика глаза таращит от удивления и благоволит террористам, а не нам. Что же мы, хранители мира, должны делать в таком случае? Упадок симпатии со стороны гражданского населения делает наше расследование всё более ужасным. И тут опять похищение, и становится ещё хуже. Совсем как с террористическими атаками.

- Поскольку нет жертв, население перестаёт критиковать террористов и похитителей,  обращая весть свой гнев на военных, которые не способны тех поймать, - подвела итог Хоукай. – Все жалобы валятся на нас, и публика считает, что армия должна платить по всем счетам, - лейтенант посмотрела вдаль и задумалась на мгновение, прежде чем продолжить. – При таком падении репутации… наверно, у террористов есть причина не любить армию.

Рой кивнул.

- В Центре считают, что связи нет, а я думаю, что есть. Точечные удары дают возможность предполагать, что террористам для создания большого количества бомб в столь краткое время требуется значительное финансирование. И единственный крупный источник финансирования криминального характера, который я сейчас вижу, это деньги от выкупов.

- Конечно, - согласилась Хоукай. – Но ведь дети сообщают совсем немного. Похитители никогда не показываются. И по этой причине ни одно из сообщений о подозрительно выглядящих людях, виденных на местах террористических атак, нечем подтвердить.

Лейтенант поднесла пальцы к губам – озадаченный жест.

- Что если все эти разные люди являются одним человеком?

Не находя связей между инцидентами, следствие терпело крах. Из кусочков-преступлений никто не мог сложить картинку. Но может быть, эти маленькие головоломки были частями одной большой? Такое вполне возможно. Рой попытался вообразить характер преступления, которое должно было быть основой плана.

- Мы должны быть готовы к чему-то более опасному и сильному, чем нам раньше представлялось, - сказал Рой в конце концов, захлопывая папку.

 

Следующим утром Эдвард и Альфонс покинули притихший Восточный штаб и зашагали по городу. Рой пошёл с ними.

- Вы уверены, что здесь безопасно ходить в форме? – спросил Альфонс, взволнованно косясь на идеальный наряд полковника.

- В конце концов, ближайшие соседи пока ещё не испытывают к нам окончательной ненависти. Я стараюсь поддерживать связи с людьми, вы же знаете, - сказал Рой, помахав в ответ проходящей мимо даме.

Поддерживать связи, разумеется, подумал Эдвард про себя.

Рой объяснил, что кое-какие претензии удалось снять, но ситуация в целом близка к жестокому насилию. Только теперь братья заметили некоторое напряжение между штатскими и военными, ходившими по улице.

- После хаоса в Восточном штабе здесь просто тишь да гладь, - заметил Альфонс. По дороге он рассматривал горожан, погруженных в дневные дела. Все были заняты утренними приготовлениями, как в любой другой день. Только лишние военные патрули указывали, что здесь обстоит не совсем как обычно.

- Странно как-то, - уронил Альфонс. – Я никогда не слышал о террористах, которые не выглядят терроризирующими. Такое ощущение, что только военным нужна их поимка.

Лица, которые троица увидела, проходя мимо станции, отнюдь не носили печать тревоги. Люди просто занимались своими делами. Звучала повседневная болтовня. Вот только патрули.

- Террористы, нацелившиеся на армию. Что-то в этом есть, Альфонс, - глаза Роя сузились.

- Так, - спросил Эдвард. – И до каких пор мы будем наслаждаться вашим обществом, полковник? Куда вы направляетесь? Разве вам не нужен перерыв? Отдохнуть там, поспать?

В отличие от Эдварда, проведшего ночь, похрапывая в переговорной, полковник продолжал работать до самого рассвета. Он был вымотан. Ни от кого не ускользнуло, что всё утро он давил зевоту.

- Я хотел побеседовать с этой семьёй антикваров насчёт возвращения их похищенного ребёнка. Это работа, однако дело вне моей юрисдикции. Сделаем вид, что я не при исполнении. Разумеется, я не мог взять с собой никого из своих людей. Они, к тому же, и так слишком заняты.

Эдвард присвистнул. Он никогда ещё не видел, чтобы Мустанг так напряженно трудился.

- У вас прямо какой-то аврал, полковник, - сказал парень с озорной гримасой, - похоже, слухи не подтверждаются.

Рой приподнял бровь.

- Думал, я всего лишь бездельник? Или что я больше озабочен свиданками, чем работой? Ты об этом?

Стало быть, пышно цветущие в Восточном штабе слухи достигали ушей Роя. Его комментарии слово в слово повторяли россказни Хавока.

Эдвард кивнул.

- Бинго.

Он думал высказать предположение, что слухи основаны на поведении Роя, подобном вчерашнему, однако тот его опередил, отрезая такую возможность.

- Не верь всему, что ты слышишь. Я и работаю иногда, в исключительных случаях.

Эдвард засмеялся про себя. Рой практически подтвердил верность слухов.

- Что это ты неожиданно притих? – спросил Рой, подозрительно нахмурившись.

- Так. Ничего.

Рой метнул взгляд на Эдварда, его глаза требовали пояснений. Юноша сделал невинное лицо и попытался сменить тему. Альфонс обогнал полковника и спросил с сомнением в голосе:

- Эй, полковник.

- Да?

- Ничего, если мы немного вас порасспросим? Я думаю, вы и все остальные в Восточном штабе слишком заняты. А теперь вы ещё взялись за эти эпизоды похищений…

Рой молчал.

- Нам следует вам помочь? – спросил Альфонс мягко.

Мустанг улыбнулся ему.

- Не волнуйся об этом.

Альфонс был вежливым, немного ребячливым, и  Рой знал, что последняя вещь, которую бы он хотел, это свалить на мальчика безумную тягомотину последних дней в Восточном штабе.

- Вы должны заниматься тем, чем должны, - вежливо ответил Рой. – Вы ещё слишком молоды. Займитесь своими проблемами в первую очередь.

Когда Рой говорил это, глядя в лицо Альфонса, то показался сам себе похожим на заботливого родителя.

- Я всегда поражаюсь, насколько вы разные.

И не надо было договаривать, кого же он противопоставляет Альфонсу.

- Слушайте, я просто не люблю терять время с людьми на всякие вежливые рассусоливания, - сказал старший Элрик, драматически складывая брови. – Я буду поступать по-своему, давайте, а? В конце концов, если вы к нам на коленях приползёте, я допускаю, что мы вам руку протянем. Но тогда вы мне будете должны, а вы ведь этого не любите, а, полковник?

- Видали? Так вот какой ты подлый, никогда ничего не сделаешь за просто так! – сказал Рой, указывая на Эдварда. Потом улыбнулся Альфонсу. – Единственная вещь, о которой я попрошу вас двоих, если вы попадёте в инцидент, подобный вчерашнему, помогите всем остаться целыми. Это большая ответственность, но я надеюсь, вы справитеь. Конечно, я могу попросить вашей помощи позже, но только тогда, когда я буду готов задолжать этому парню, - он снова ткнул в Эдварда большим пальцем.

- Я уже сильно заинтересовался, - сказал тот, ухмыляясь.

Рой сдвинул брови.

- И почему меня это не удивляет?

- И не говорите, - сказал Альфонс  с улыбкой в голосе. Он понимал, что отчасти эти двое разыгрывают соперничество, чтобы отвлечь его от огорчения отказом принять помощь. – Если что случится, я в деле. Если я, конечно, смогу что-то сделать.

- Хорошо, только не перестарайся. Я бы не хотел, чтобы вас ранили.

- Есть, сэр.

Они остановились на углу возле лотка с овощами и фруктами.

- Моя остановка, - улыбнулся Рой и помахал ребятам рукой. Острый запах свежего кофе доносился из соседней лавочки. – Вы двое тратите столько времени на беготню, что мне редко выпадает шанс вас увидеть. И каждый раз, когда получается встретиться, это радость для меня.

- А уж для меня-то, - оскалился Эдвард. – Передайте мой прощальный привет Восточному штабу.

- Нет проблем. Удачи в поисках Камня.

- Спасибо.

Эдвард ответил на салют полковника, словно инцидент в поезде полностью изгладился из его души. Вдруг он остановился, глядя в пространство.

- Что-то не так? – спросил у него брат.

- Да…

Этот тёмный силуэт в поле – он снова всплыл перед глазами. Внутри зашевелилось беспокойство. Казалось, он видит его здесь, прямо перед собой, с насмешливой улыбкой на лице. Эдвард потряс головой, высмеивая себя за глупое видение.

- В чём дело? – недоверчиво спросил Рой, заметив сморщившийся лоб Эдварда.

- Нет, ничего, всё в порядке. Правда.

Это была всего лишь скала, или дерево, уговаривал себя Эдвард. Вагон так дрожал и трясся из-за экстренного торможения, невозможно даже предположить, что можно что-то рассмотреть, тем более усмешку, с такого расстояния.

- Да ничего же, - повторил парень двоим, уставившимся на него.

Эдвард не хотел говорить об этом. Он не видел террориста, виновного во взрыве. Этого не могло быть. Это было совершенно невозможно. Эдвард ещё сильнее затряс головой, пытаясь разогнать наполнявший её туман.

Он попробовал понять, отчего вдруг вспомнил силуэт на месте аварии. Ведь уже время прошло. Вместо того, чтобы думать о невозможных вещах, алхимик предпочитал размышлять о чём-то реальном, например, о философском камне. Если они хотят найти его, то должны продолжать поиски.

- Я просто задумался, Ал. Пошли, давай, - сказал Эдвард, хлопнув брата по спине.

И тут они услышали голос диктора, читавшего новости по радио в соседнем магазинчике. Звучал он взволнованно.

- Эта станция раньше не передавала заявлений террористов, однако сейчас они хотят разрушить кое-что в нашем городе. Они заявили следующее: «Через двадцать минут мы разрушим грузовой терминал на станции в Седьмом Квартале. Мы не хотим беды гражданским». Я повторяю: «Через двадцать минут…»

Все трое замерли и обменялись взглядами.

- Эта станция получила новое предупреждение: всем предлагается эвакуироваться с терминала как можно быстрее. Через двадцать минут…

Контрастируя с тревожным сообщением, люди в кафе казались глубоко безразличными.

Было слышно, как один из посетителей побурчал:

- Опять…

- Они не хотят жертв – это грузовые поезда, - сказал другой, возвращаясь к своей газете.

Рой, Эдвард и Альфонс стояли прямо на месте объявленной тревоги. Штатские вокруг не собирались бороться со странными нетерроризирующими террористами, но троица знала, что рано или поздно может кое-что случится. Они не могли гарантировать, что террористы не решат, что с них довольно бескровных атак, и не перейдут, наконец, к жертвам. Рой взглянул на свои карманные часы, в то время как Эдвард и Альфонс посмотрели на башенные часы станции неподалёку.

- Через двадцать минут, - произнёс Рой взволнованным голосом. – Похоже, мы сможем остановить эту бомбу. Да ещё и зрители будут. 

Он побежал. Не было времени звонить в Восточный штаб и собирать команду. Полковник был ближе всех к месту происшествия, что подразумевало возможность поймать террористов за руку, и он не собирался её упускать.

- Ал! – заорал Эдвард.

- Да! – отозвался брат. - Давай!

- Извините, сэр, не соизволите ли вы сохранить это для меня? Спасибо! – выпалил Эдвард, швырнув дорожный чемодан под ноги приказчику кофейни. И они с Альфонсом бросились догонять Роя.

- Я думал, что сказал вам не ходить за мной, - не оглядываясь, бросил на бегу Рой, услыхавший за спиной топот.

- А я сказал, что буду поступать по-своему, - откликнулся Эдвард.

- В конце концов разрешите нам помочь эвакуировать гражданских, - попросил Альфонс.

Братья Элрики были не из тех, кто спокойно сидит и позволяет вещам идти своим чередом. Рой в душе выругался. По тону голосов было понятно, что ребятки так просто не отвяжутся. Не было времени препираться, да и к тому же Рой прекрасно знал, что эти дети способны защитить себя.

 

- Я не хочу, чтобы вы сильно рисковали! Следуйте моим приказам.

- Да, сэр! – ухмыльнулся Эдвард

- Есть! – эхом откликнулся брат.

Перед ними возвышался вокзал. Стрелки башенных часов ощутимо сдвинулись.

- Семнадцать минут осталось!

Рой подбежал к центральным воротам станции и бросился вперёд без промедления. Военные патрули, охранявшие железнодорожный узел, давно уже приступили к эвакуации. Эдвард заметил, что люди, покидающие перрон, едва ли торопились больше обычного.

Слышались жалобы:

- Когда же это кончится?

- Они вам всё подробно доложили, а вы так и не можете их поймать? – прицепился какой-то пассажир к одному из патрульных, пытавшихся очистить центральное здание вокзала.

Ты никогда не можешь знать, когда у террористов переменится настроение, думал Эдвард. Ты всегда должен быть настороже.

- Я помогу с эвакуацией! – бросил Альфонс, взбегая на станцию по ближайшей лестнице.

- Проследи, чтобы персонал тоже убрался оттуда, – крикнул Рой ему вслед.

- Ал! Береги себя! – прокричал Эдвард брату, догоняя Мустанга.

- Ещё бы! Вы двое, сами чаще оглядывайтесь по сторонам! - и Альфонс повернулся к парочке, спускавшейся по ступенькам. – Пожалуйста, покиньте это место поскорее! Приказ касается всех, быстрее, пожалуйста! – покрикивая, младший Элрик скрылся в здании станции.

Тем временем Эдвард и Рой бежали вдоль белёного дощатого забора, который, казалось, тянулся через всю станцию. Пассажиры и лоточники уже пересекали привокзальный сквер. Стояла мёртвая тишина, прерываемая только топотом бегущих ног.

- Полковник, это грузовой терминал? – крикнул Эдвард мчащемуся впереди Рою. Стена была такой же высоты, как Эдвард, и он не мог как следует заглянуть на другую сторону.

Полковник кивнул.

- Немного в стороне от главных путей. Грузовые поезда откатывают сюда с основных путей для разгрузки. Потом они описывают дугу и возвращаются вновь на основные пути. С грузового двора невозможно попасть в главную часть станции. Это обширное место, порядка десятка складов, и только один используется под военные цели.

- Где же вход? – спросил Эдвард. Он поискал взглядом дверь, но в обе стороны тянулась только ровная деревянная стена.

- Мы пройдём по путям со станции либо через офис управления грузоперевозок, там, впереди, - сказал Рой. – И ведь там везде могут быть люди. Если террористы действительно не желают никого ранить своими бомбами, они должны заложить заряды в самой глубине двора, где ничего нет, кроме поездов и грузовых контейнеров.

Мустанг продолжал бег, кося уголком глаза на стену.

- Эти люди наверняка не желают быть пойманными на месте, поэтому они постараются улизнуть быстро и тихо, словно их никогда там и не было. Если они не хотят, уходя, быть замеченными или остановленными, они постараются обойти станцию и грузовой офис, когда покажется, что солдаты разбрелись. Поэтому данная часть стены подходит лучше всего.  

- Эд! – Рой вдруг резко остановился и задержал Эдварда.

Тот по инерции со стуком врезался Рою в плечо. Полковник сграбастал его за руку и потянул, пригибая вниз.

- Что за колоссальная идея? – проворчал Эдвард, потирая руку.

- Шшш! – прервал мальчишку Рой. Он сел, пригнувшись к земле, глядя куда-то поверх него, и вдруг  подскочил. – Ты видишь это?

Эдвард проследил взгляд Роя, пока не увидел наверху стены кусочек ткани, похожий на узкую шелковую ленточку белого цвета, трепетавшую на ветру.

- Эта белая тряпка? – спросил шёпотом Эдвард.

Рой кивнул.

- Я сказал бы, подозрительно.

- Вы думаете?

Клочок белой ткани выглядел не более чем куском ленточки, застрявшим меж двух планок стены.

- Похоже, что ветер треплет какой-то лоскуток, - прошипел Эдвард.

- Да, – ответил Рой. – Но…

Он поднял руку, потирая пальцем складку между бровей.

- У меня предчувствие насчёт этого – это знак, который используют бандиты, – мне подсказывает шестое чувство.

Эдварду показалось, что солдаты слишком часто говорят о засадах и шестом чувстве. Когда существование чего-либо нельзя было проверить научным путём, юный учёный не слишком доверял таким вещам. Он презрительно хмыкнул.

- Чувство, говорите?

- Я человек практики, - сказал Рой. – Такими и должны быть солдаты. Однако я знаю, что если шестое чувство что-то говорит тебе, лучше прислушаться.

Эдвард засопел.

- Ты должен доверять своим ощущениям немного больше, Эд. Твоё шестое чувство – твой друг. Ты не видишь его, однако оно сопровождает тебя всю твою жизнь, и оно никогда тебя не предаст. Не стоит полагаться предпочтительно на него, но прислушаться надо.

Рой оторвал глаза от ленточки и посмотрел на сидящего перед ним Эдварда. - Если ты пойдёшь дорогой более трудной, чем другие люди, всего несколько друзей последуют за тобой. Вот поэтому своим чувствам доверять следует больше. Эй, если ты не доверяешь тому, что хотят сказать тебе друзья, ты хотя бы можешь их выслушать?

- Друзья, ага, - пробормотал Эдвард. Он подумал о своём шестом чувстве, и тот самый силуэт снова всплыл перед внутренним взором. Парень постучал себя по лбу указательным пальцем.

- Я слышу, что моё шестое чувство мне говорит, но я далеко не уверен, что сейчас оно мой друг.

- Будь уверен, это так.

Эдвард нахмурился и снова взглянул на лоскуток белой материи.

- Итак, полковник, ваше шестое чувство говорит, что эта грязная тряпка - подозрительная?

Ленточка была обмотана вокруг одного из опорных столбов забора и трепетала при малейшем дыхании ветра.

Вокруг дороги к зоне складирования стоял ряд ангаров для хранения грузов. Позади, ближе к станции, некоторые были с распахнутыми дверьми, с транспортёрами, везущими коробки и тюки, однако здесь было пустынно. Некоторые ангары не использовались, в других хранилось что-то не особо нужное. Здесь было не заметно никого.

Эдвард, низко пригнувшись, последовал за Роем, переместившимся поближе к ленточке.

- Смотрите, всё тихо, - сказал он громким шёпотом.

Лучи солнца, пока не успевшего подняться повыше в утреннем небе, слепящей белизной отражались от стенок складов. Эдвард сощурился от резкого света. Отвернувшись, он увидел далеко позади станцию. Люди, выходившие через центральный вход, казались невозможно маленькими. Вокзальный шум сделался тихим и неясным, словно звуки музыки, доносящейся издалека. Это напомнило Эдварду, как тихо было здесь, где они находились, – настолько тихо, что трудно было вообразить, как через короткое время тут разверзнется ад.

- Тринадцать минут до взрыва, - шепнул Рой, сверившись с часами на цепочке. – Как плохо, что все наши люди заняты эвакуацией гражданских. Не помешала бы пара помощников для поиска бомбы.

- А что, если это часовая мина? Они установили её и давным-давно свалили себе подальше, - заметил Эдвард.

- Нет, они здесь, – осторожно озираясь, сказал Рой. – Никто не был ранен в предыдущих взрывах, правильно? Я не думаю, что это лишь удачное стечение обстоятельств. Я ручаюсь, что при каждом взрыве они дожидались, пока никого не окажется рядом, и ещё устанавливали один или два детонатора, чтобы ничего не произошло раньше времени, прежде чем они запустят триггер бомбы. Может быть, именно поэтому бандиты рассылали предупреждения о точном месте и времени детонации. Причём делали заявления незадолго до событий, чтобы не было времени организовать поимку. Здесь должен быть кто-то, кто повернёт рычаг, Эд. Я уверен, он уже здесь. И очень близко.

Рой остановился перед белым лоскутком.

- Видишь? – указал он пальцем.

- Ну да. Похоже, друг-то не соврал, полковник.

В заборе была дыра. Две или три доски ходили свободно.

- Вот как они вошли. Наверняка подготовились за пару дней и ленточку повесили, пометили.

Двое прошли чуть вперёд и обнаружили следующую дыру. Два отверстия находились рядом, горбыли забора едва держались.

Тут за оградой раздался скрип гравия. Эдвард и Рой обменялись взглядами. Они снова услышали шорох и ещё невнятные голоса.

- В ближайшие десять минут,- произнёс один.

- Лучше не возиться дольше времени, - откликнулся другой.

Эдвард медленно заглянул за стену. В щель он увидел двух человек, стоявших невдалеке. Они оба озирались, высматривая товарищей. В руках у них были пистолеты.

- Я знаю этих ребят, - шепнул Рой, прижимаясь лицом к стене. – Остатки недавно разгромленной нами террористической группы, - неодобрительно нахмурился он. – Скорее всего, у них недостаточно оружия или возможности организовать что-либо, и они работают на другую группировку.

- Что делать будем? – спросил Эдвард.

Где-то поблизости могли прятаться наблюдатели, и эти люди были вооружены. Было опасно ввязываться в схватку всего с двумя из них. Должность главы Восточного штаба вынуждала Роя не подвергать себя опасности кроме случаев экстренной необходимости. Элрик ждал ответа полковника.

- Я в раздумье, – сказал тот наконец.

Одно дело было соответствовать протоколу, но если сейчас не сделать хоть что-нибудь, то расследование окончательно увязнет в болоте, которое и так уже засасывает его. Часть Роя осознавала, что перед ним профессионалы. И если с командующим что-то случится, в Восточном штабе начнётся бардак.

- Я должен действовать, - обратился он к Эдварду. – И я не могу просить тебя следовать за мной.

- Попробуйте запретить, полковник, - ухмыльнулся тот.

- Не думаю, что это поможет, - покачал головой Рой.

- Вы уверены, что так надо, полковник?

Рот Роя искривила сардоническая улыбка.

- Всё в порядке. И всё будет в порядке, пока никто не хватится.

- Не хватится?

- Не хочу быть снова вызванным в Центр.

- Эй, это может быть совсем не так плохо. Мы опять можем оказаться в одном поезде…

- В этом случае молча проходи мимо, понял?

Эдвард изобразил фальшивое отчаяние.

- О, не говори так, ты разбиваешь мне сердце… папочка!

Рой оборвал его сердито:

- Пошли.

Оба, поднявшись со своей позиции, двинулись вперёд, пригибаясь, чтобы ограда их прикрывала.

Сквозь щели видно было лишь контейнеры, тянущиеся вдоль забора. Террористы были за ними, вне поля зрения. Двое осторожно осмотрели товарные составы на подъездных путях. Рельсы шли параллельно стене, и можно было видеть часть грузовых вагонов, контейнеры, и, насколько хватало взгляда, больше никто за ними не наблюдал. Рой проверил рукой забор на прочность и одним движением перескочил его. Эдвард прыгнул следом и приземлился на той стороне. Оба пригнулись и замолкли. Они не слышали ничьего приближения. Рой высунул нос из-за контейнера и поглядел за угол. Эдвард осмотрел борта ближайшего товарного поезда. Поднимающееся солнце осветило гравий и мазануло по рельсам, словно окатило весь вокзал свежей побелкой. Воздух над путями задрожал, нагреваясь. Грузовая платформа неподалёку, заставленная металлическими и деревянными ящиками, была всё же не настолько близко, чтобы сделать молниеносный бросок через рельсы. И здесь был плохой обзор.

С обратной стороны контейнера, за которым они сидели, послышалось хруп-хруп-хруп, словно один из террористов шёл по гравию.

Рой нырнул обратно и глянул на Эдварда.

- Мы должны его отвлечь, чтобы пробежать между вагонами товарняка.

- Бегать по гравию немножко шумно.

- Я знаю.

Они с минуту раздумывали, потом, как один, уставились на гравий под ногами.

- Вы думаете о том же, что и я?

- Хотя и примитивно, уверен, самая надёжная вещь, которую можно использовать из того, что под руками, - сказал Рой, наклоняясь и подбирая камушек. - У кого из нас более верная рука?

- Вы когда в последний раз гоняли мяч, полковник?

- Лет десять тому… или больше…

- Я в прошлом году.

- Тогда на базу, подающий.

Рой опустил камень в руку Эдварда и посторонился.

- Так, мы хотим, чтобы террорист за этим контейнером убрался на ту сторону поезда?

- Думаю, ты добьёшь до вон того железного контейнера между путями?

Эдвард сделал пару движений рукой, разогревая плечо.

- Положитесь на меня.

«Подающий» выставил вперёд ногу и отвёл руку с камнем назад. Другой рукой ухватил Роя за талию, чтобы не потерять баланс и не свалиться во время броска на землю.

- Пошёл! – скомандовал он громким шёпотом.

Рука Эдварда метнулась вперёд. Камень со свистом взмыл в голубое небо. Через десять секунд по грузовому двору разнеслось громкое, довольное «бумс».

- Что это было?

- Вон там!

Один из террористов пошёл прочь от стены, исчезая между вагонами грузового поезда, а второй взвёл курок и ходил туда-сюда, пытаясь что-то разглядеть за ящиками, раскиданными по двору. Эдвард и Рой воспользовались шансом и перебежали к соседнему товарняку. Лёгкий шум, произведённый их бегом по гравию, потонул в топоте террористов.

- Как в копеечку, - сказал Рой, переводя дыхание.

- Ты сомневался?

- Эй, что это был за звук? – услышали они новый голос, который шёл откуда-то ближе к середине грузового двора.

- Может, в контейнере съехал товар? Часто бывает, - откликнулся другой голос успокаивающе.

- Лучше следите за стрелками, когда время подойдёт. И не ловите ворон!

- Я знаю, знаю, – откликнулся первый голос, звучавший так, словно его обладатель опять удаляется в глубину двора.

Рой махнул в направлении голоса.

- Там колея, одна из тех, что используют для военных грузов.

- Возможно, там-то и заложили бомбу. Вы уверены, что безопасно соваться в эпицентр?

- Ничего не поделать – мы не знаем, где бомба. Но мне хотелось бы знать, сколько террористов участвует в операции и насколько хорошо они вооружены. Я бы хотел подобраться как можно ближе. И если мы можем предотвратить взрыв, давай просто сделаем это.

Парочка покинула своё укрытие между товарными вагонами и пробежала через дыру между ящиками. Полковник заполз под какой-то вагон и осматривал двор, чтобы сосчитать террористов.

- И здесь семь. Без знаков различия, - сказал Рой, разглядывая ближайшего бандита. – Первые двое носили цветные метки, только разбитой группы. Да что же здесь происходит?

Чтобы не сливаться с общим населением, вооружённые формирования, по примеру военных, использовали типичные метки, чтобы отличать друг друга. Многие группировки носили их с гордостью, нагло и в открытую заявляя о себе. Метки ставили на оружии, нашивали на одежду. Ни у кого из видимых поблизости людей таких меток не наблюдалось. Однако, судя по сработанности, они всё же принадлежали к единой организации.

- Если моя теория верна, новости действительно плохи, - пробормотал Рой, вспоминая дискуссию с Хоукай прошлой ночью. Он выругался про себя. У Роя было предчувствие, внушающее ему, что есть кто-то, дёргающий остальных за ниточки, и перед лицом каких проблем окажется общество, если эта гипотеза подтвердится.

Рядом раздался тихий оклик Эдварда.

- Полковник, вон там!

Рой подполз. Наклонившись, мальчик указывал в направлении соседней колеи, между путями.

- Взгляните на это.

Два больших автомобиля были припаркованы на гравии посреди терминала. Крыши были сняты, оставляя сиденья полностью незащищёнными. Широкие шины выглядели достаточно подходящими для грубой почвы.

 

- Крутые тачки, - влюблено прошептал Эдвард.

Они оглядели пути. Никого не было видно. Подкравшись на цыпочках к одной из машин, Рой и Эдвард заглянули внутрь и открыли рты.

Куча оружия была свалена позади переднего сидения. Рой поднял первое попавшееся ружъё – оно носило клеймо группы, ликвидированной в ходе операции несколько лет назад. Рядом валялись пистолеты, винтовки, даже гранаты. Некоторые выглядели не раз побывавшими в деле, иные - слишком дорогими игрушками, странными для нелегалов. Отдельные носили метки разных группировок.

- Почему все эти террористы работают вместе? Чего они хотят?

Вдруг коллеги услыхали шаги на соседних путях.

Рой и Эдвард снова нырнули под безопасное прикрытие поезда и пригнулись, скрываясь от чужих глаз.

- Будь готов ссыпать. Кодла подтягивается. Давайте по-быстрому, - сказал громкий голос.

Четверо мужчин появились из прохода между платформами видневшегося в отдалении поезда и уселись в первую машину. Из-за дальнего конца состава, под которым лежали Рой с Эдвардом, вырулили ещё четверо и заняли второй автомобиль. Семь бандитов и новый человек – их главарь.

- Валим отсюда! – скомандовал главный. По этому сигналу обе машины перескочили через лезвия рельс и покатили по гравию вдоль ограды к тому месту, откуда пришли Эдвард и Рой.

Мгновением позже секция забора рухнула, подтвердив предположение Мустанга о происхождении отверстий. Предчувствие, посетившее полковника, едва он увидел две дыры в заборе, оформилось в твердую уверенность при виде машин, и всё встало на места. Лихо подъехав к ограде и проскочив сквозь неё на высокой скорости, автомобили в один миг вырвались на волю.

Рой проверил карманные часы.

- Осталось семь минут.

- Думаете, мы можем остановить бомбу?

- Если бы мы не могли, нас бы здесь не было.


Tags: фанфики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments