mama_zoya (mama_zoya) wrote in ru_fma,
mama_zoya
mama_zoya
ru_fma

Categories:

Похищенный алхимик, перевод, глава 4


 

Глава четвёртая

Похищение Эдварда.

 

Шурх…фьють…бум

Шурх…фьють…бум

Странные звуки доносились из кабинета Роя Мустанга в дальнем углу Восточного штаба.

«Полковник Мустанг, срочно свяжитесь с нами по поводу инцидента в начале недели».

Шварк-шварк. Шурх…фьють…

.

«Полковник Мустанг, мы получили сведения, что вы расследуете похищение, находящееся вне вашей юрисдикции. Мы отправляем представителя для расследования на месте».

Крр-крр-крр.

Шурх…фьють….

«P.S. Пожалуйста, объяснитесь, почему не продвигается расследование по выявленным радикальным группам. Поскольку данное событие может отразиться отрицательным образом на вашей карьере, настоятельно рекомендуем…»

Крр-крр-крр.

Шурх…фьють…бум

Звуки прервал настойчивый стук в дверь.

- Входите.

- Эээ… сэр… - лицо Хавока просунулось в приоткрывшуюся щель. – Вы заняты? – Глаза старлея изучали стаю бумажных самолётиков, порхавших по комнате, пока не обнаружили Роя, сидящего за столом.

- Я разбираю письма с указаниями из Центрального штаба, - объяснил Мустанг. – Он подобрал со стола первый попавшийся листок и продолжил чтение:

«Полковник Мустанг. Слова ничего не стоят. Нам нужны результаты. Мы ждём вашего доклада…»

Отточенным жестом полковник сложил бумагу, придавая ей очертания самолётика, и, тщательно прицелившись в противоположную стену, отправил в полёт.

Вжик… шшш…

Хавок проследил, как самолётик медленно теряет инерцию и пикирует, утыкаясь носом в пол. Шурх...

Жан глянул на своего начальника, задрав одну бровь.

- Бумага с водяными знаками, - усмехнулся Рой. – Это божественно.

- Следствие сдохло, сэр? – спросил Хавок.

- И остывает, - сказал тот, растягиваясь на столе.

Он работал целыми днями, не давая себе отдыха, и до сих пор не пришёл к выводу, кто же стоит за террористическими атаками. Он скоординировался с подразделениями в других регионах, но теракты так распространились, что следствие каждый раз получало больше вопросов, чем ответов. Многие люди из его команды считали, что оригинальную террористическую группу стали копировать подражатели, усугубляя проблему.

Но кое-что в человеке, увиденном в тот день на станции, подсказывало Рою, что это не так. Речь шла о чём-то сильном и жестко централизованном. Казалось, только Мустанг видел здесь связь. Единственную, направляющую цель. А их расследование похищений принесло хотя бы крохотные плоды.

Между тем, стол Роя был завален жалобами граждан и невнятными угрожающе-недовольными письмами верховного командования.

Хавок подобрал один из множества бумажных самолётиков, разбросанных под ногами. Развернул его.

«Армейский бюджет не безграничен. Мы должны рассматривать расходы на ремонт поврежденных взрывами путей как проблемы каждой стороны-участника. Мы озабочены, что некоторые отделы не акцентируют на этом внимание, подбирая свою команду…»

- Ну, - сказал Хавок спустя долгое время, - Как продвигаются испытания бумажной авиации?

- Я нашёл корреляцию между рангом писавшего и аэродинамическими свойствами готового самолёта. Чем выше ранг, тем дальше он летит.

- Да что вы говорите?

Упавшие самолётики лежали, покрывая пол от самой двери до ножек Роева стола повсеместно.

- Так, если бы я сделал самолёт из вашего письма, полковник, то он долетел бы досюда, -палец Хавока упёрся в середину кабинета, - а из моего долетел бы только досюда? – он показал на стол.

- Нет, - Рой покачал головой в ответ. – Я думаю, ваше извращённое чувство юмора противоречит законам аэродинамики. Скорее, он бы кончил путь где-нибудь здесь, - Рой помахал рукой сбоку стола, показывая извилистый путь в корзину для бумаг, сопроводив это соответствующими звуками. – Ну, что-нибудь сдвинулось с этими радикальными группами, за которыми ты должен был присмотреть?

- Я исследовал метки, о которых вы говорили, полковник. Все эти группы были достаточно активны, но, по документам, ни одна не уцелела после ликвидации. Мне трудно представить, чтобы кто-то из них потянул организацию такой бурной террористической активности, которую мы видим, – Хавок протянул Рою несколько документов. – Это может быть, как вы подозревали, некто, снабжающий тергруппы деньгами и приказывающий им разрушать коммуникации без лишних жертв. Однако… В Центре говорят, что мы должны объявлять, будто это работа отдельных, несвязанных групп. Они требуют, чтобы мы объявляли розыск шайки Гаэла как оригинальной группы, которую остальные копируют.

Центр несомненно должен был влезть в это дело. Возможно, они хотели перкратить расследование, декларируя его успешный итог, и посадить кого-нибудь, кто, может быть,  и окажется каким-то боком связан с террористической организацией. А судя по высокому классу сыгранности и подготовленности террористов, Рой понимал, что остановить их будет не так легко.

- Они просто хотят связать одно с другим и начать восстанавливать свой авторитет в глазах публики, - заметил Рой сердито.

- И это плохо, сэр?

- Разумеется. Смотри, мы видим поток профессионально проведенных террористических атак, все заранее объявлены, и все без единой жертвы. Я не куплюсь на то, что это якобы работа подражателей. Где-нибудь, как-нибудь, кто-нибудь в этом случае должен был ошибиться. Всё слишком гладко.

- Так кто же Гаэл?

- Не главарь, я уверен. Он пытался уронить на нас контейнер. Контейнер! Конечно, я носил форму – это подвергло меня дополнительной опасности – но Эдвард-то нет! Разве ты думаешь, что тот, кто тратит множество времени и тщательно планирует каждый взрыв, чтобы никто не пострадал, несмотря на это, попытался бы убить нас? Нет, за этим стоит один человек, но это не Гаэл.

Рой подобрал ручку и принялся перерывать бумаги на столе.

- Радикальные группы не знают о приказах и их безупречном исполнении. Но они прислушиваются к деньгам. Тот, кто стоит за этим, разрабатывает план атак для каждого региона и предлагает деньги тем, кто может его исполнить. Будучи лишенными легальных возможностей, разобщенные радикальные группы используют ситуацию для обретения собственного авторитета, и- бинго – мы получаем локальные проявления основного плана.

Сейчас, - продолжил Рой, - им нужна уйма денег под это. И вот они похищают детей состоятельных граждан, чтобы создать фонды… но выплаты происходят в маленьких размерах большому количеству децентрализованных групп, так что денежный поток едва заметен глазу.

- То есть это значит, что ваше расследование похищений и вправду означает поиск террористов. Если бы в центре только знали, как ошибаются насчёт вас, сэр! – сказал Хавок, изобразив обожание.

- Но какова их цель? И как дела пойдут в будущем? Каждый взрыв происходит с предупреждением за полчаса. Они делают свою работу прежде, чем военные доберутся до места. И скрываются с места так быстро, что мы не можем поймать даже их тень – кроме предотвращённого взрыва на грузовом терминале, конечно. А почему столько возни, чтобы обошлось без жертв? И другая вещь: если бы какая-то террористическая группа собиралась показать военным, почему, после удачно исполненного взрыва, они не обмолвятся ни словом о том, кто они такие? Эти люди не оставляют следов. Они делают «бум», исчезают и отправляются подстраивать следующий. Почему?

Хавок раскрыл рот, однако решительно оборвал себя и снова захлопнул его со стуком.

- Простите, сэр, - сказал он, хмурясь.

Рой метнул ручку в стену, облокотился  на стол и зарылся руками в волосы.

- Мы наблюдаем ситуацию. Ищем причины и цель. Я ничего не нахожу. Быть может, моя теория неверна. Может, тут нет основного плана. Или организующий этот бардак просто получает удовольствие, причиняя другим неприятности. Этот кто-то, - сказал он с кривой улыбкой, - наверняка сейчас посмеивается над нами.

- Может, вы слишком переоцениваете серьёзность обстановки, - скзал Хавок, улыбаясь. – Придумал! Как насчёт того, чтобы подумать о чём-нибудь совсем другом? Если он посмеивается, почему бы и нам не сделать то же?

Рой взглянул на него с вымученной гримасой, и улыбнулся, пересиливая себя. Необычно было для Хавока пытаться улучшить чьё-то настроение. Рой испытал гордость за этот редкий случай. Возможно, это был единственный раз в жизни.

- Ты прав. Давай сменим тему. Есть интересные новости?

- О, конечно, конечно, - сказал Хавок с очевидным удовольствием. – Кажется, у меня появилась девушка! – он оскалился, как довольная собака.

Улыбка Роя слиняла.

- Да, и это не кокетство или что-то там, - бурно уверил Хавок. – Это большое чувство, сэр. Вы знаете, как будто весна настала!

Так старается, чтобы кому-то стало лучше…

Рой медленно потянулся и поднял со стола самолётик. Нацелился в Хавока и запустил.

- Бумс!

Дверь кабинета распахнулась без предупреждения, потоком воздуха отклонив самолётик от его цели.

- Полковник! – круглое, украшенное очками лицо с коротко остриженными чёрными волосами, возникшее в дверях, принадлежало старшему сержанту Фьюри. – Полковник, сэр! Ваш сын! Он похищен!

Рой вынырнул из вороха бумаг на столе, которые закружились по комнате от ветра, поднятого дверью. Хавок замер на полуулыбке. Оба уставились на Фьюри, который, дрожа, смотрел в пол.

- Мой… сын?

 

- Уххх…

Лучи света еле просачивались в заполненное мраком помещение.

Эдвард проснулся на холодном, жестком  камне. Он открыл глаза и присел, не до конца ещё придя в себя. Заморгал.

- Вау, я спал, как камень… 

Что-то было не так.

- Ох! Что? Где?

Глаза Эдварда зашарили по мрачному помещению, пока не остановились на толстом железном браслете вокруг правой ноги. Он вспомнил, что играл с Энси прошлой ночью. И так устал, что повалился спать прямо в одежде. А где же кровать? Кроме прочего, где плащ и чемодан?

Парень оглядел подвальное помещение без окон. Оно было большим, но запущенным. Неподалёку от стены, к которой он был прикован, стояла деревянная лестница, уходя под потолок, и оттуда пробивался свет.

Эдвард порылся в голове, пытаясь состряпать идею, каким чудом он здесь оказался, заснув в своей комнате. Ничего не приходило на ум.

В конце концов он начал кричать в сторону маленького квадратика света вверху:

- Эй, Ал! Где ты? Здесь есть кто-нибудь?

Альфонс никогда бы не бросил его в таком месте. Но как объяснить цепь на ноге?

Медленно в его душу закрадывалось предчувствие: они вляпались во что-то плохое.

- Ал! Где ты? Ответь мне!

Внезапно Эдвард испугался за брата. Если он торчит здесь, то где же Альфонс? Он кричал, пока не увидел силуэт человека, закрывший свет наверху.

На первой ступеньке появились ноги в ботинках, шагнули раз, другой. При каждом шаге деревянная лестница громко поскрипывала. Эдвард замер, медленно наполняясь тревогой. Судя по ботинкам, это был не Альфонс.

Человек спустился и целиком предстал перед Эдвардом.

Парень зарычал.

- Вы притащили меня сюда?

- Я.

За спиной человека был яркий свет. А глаза Эдварда привыкли к темноте. Он старательно пригляделся.

- Кольт.

Глаза Кольта за серебряными очками улыбнулись.

- Хорошо спал?

- Спал-то чудесно, просыпался вот значительно хуже, - сказал Эдвард, свирепо буравя взглядом своего тюремщика. – Зачем вы меня здесь приковали?

- Ты чудесно спал, - промурлыкал Кольт, игнорируя его вопрос. – Ты спал целые сутки…Наверно, доза была слишком большой.

Ну, подумал Эдвард, ещё наркотиков мне не хватало.

- Что я вам сделал? – спросил он, и глянул на Кольта, по-прежнему сидя на каменном полу.

С Эдвардом много что случалось во время поисков философского камня, порою и довольно неприятного. Но он никогда ничего плохого не делал тем, кто не заслуживал этого.

- Если что-то хотите мне предъявить, скажите прямо сейчас. И не втягивайте в это Ала, - сказал Эдвард, опасаясь, что его брат заперт в соседнем помещении.

- Ал? – переспросил Кольт равнодушно. – Этот, в доспехах? Он мне не нужен, так что я его оставил в покое, - голос Кольта был холоден. Это был совсем не тот рубаха-парень, которого Эдвард встретил прошлой ночью.

- Так ты всё же имеешь что-то ко мне. Бывали у меня ошибки в прошлом. Ты по поводу какой?

- Ого? Ты хочешь сказать, что так много путешествовал в свои юные годы, что не упомнишь всех раз, когда оступался? Похоже, кое-где была интересная история. Не говоря о твоих руке и ноге. Это что же, автопротезы? – Кольт присмотрелся к автомейлам Эдварда поближе. – Отлично сработано. – Он прочистил глотку. – Что ж, у меня счёт не к тебе.

- И? – сконфуженно спросил Элрик.

- А к армии, видишь ли. Они претендуют на роль защитников народа, а если народ бунтует, они стреляют в нас без малейшего раздумья. Жаль, что придётся пожертвовать тобой. Но для великого будущего… - лицо Кольта выражало искреннее сожаление, однако в глазах по-прежнему горел холодный огонь.

Эдвард взглянул в эти ледяные, бездонные глаза и вздрогнул.

- Звучит, словно вы готовы замарать руки.

- Рано или поздно пришлось бы, мой мальчик, - сказал Кольт. Он повернулся, чтобы подняться по лестнице.

- Обождите! – воскликнул Эдвард. – Если вы в обиде на армию, великолепно! При чём тут я?

- Мне нужны деньги, всего лишь, - не оборачиваясь, ответил Кольт.

- Деньги?

- Да. Для моей организации.

Впервые Эдвард осознал, что вляпался в нечто большее, чем обиды чокнутого одиночки.

- Погодите, вы же не…

- Да. Террорист-бомбист, - сказал Кольт, медленно оборачиваясь. – И ты будешь нашей первой жертвой. Вообрази: ребёнок высокопоставленного армейского офицера похищен. Следует заявление о выкупе. Военные пытаются его спасти. И вот, в ходе их опрометчивых действий, наступает смерть. После всех этих бескровных похищений прекрасный юноша умирает. Да, люди запомнят его. Твоя благородная жертва послужит подъёму антивоенных настроений в народе на никогда прежде не вообразимую высоту.

Кольт уставился на Эдварда, как хищник на добычу. Его пронзительные глаза горели в темноте, словно он выжидал момент для прыжка.

- А, значит вы лидер, возглавляющий террористов, - пробормотал Эдвард.

- Террористов? - Кольт хмыкнул. – Знаешь, в чём разница между военными и террористами, мальчик? Давай я тебе расскажу… - он улыбнулся. – У одних больше пушек, чем у других.

Один взгляд на искажённое лицо Кольта, и всё вдруг стало на места: Эдвард оказался бонусом в цепи похищений, спланированных Кольтом для пополнения террористических фондов. Беседа прошлой ночью была всего лишь хитрой ловушкой. И теперь Эдвард определенно знал, что террористы собираются с ним сделать. И ещё одна вещь: улыбка Кольта выглядела точь-в-точь как улыбка, которую он видел в поле около тормозящего поезда, тот же образ, который он видел внутренним взором перед обезвреживанием бомбы на терминале.

Действительно Кольт был на месте преступления или нет, утверждать было нельзя. Но он вполне мог там присутствовать. После того, как Кольт покинул помещение, где был прикован Эдвард, парень не мог разогнать леденящее чувство, что злорадная гримаса застряла у него в печёнках.

- Может быть, это шестое чувство, про которое толковал полковник, - пробормотал Эдвард. То же, что он испытал в поезде, и утром на терминале. Оно предупреждало, что он лично вовлечён в эту аферу.

– Реально, я должен доверять больше своим чувствам, - говорил себе Эдвард, соединяя руки и глядя на голубоватую вспышку алхимической реакции, легко избавившей его от железной цепи на ноге. – Итак, разрешим этот прецедент раз и навсегда.

Элрик был счастлив. Кольт не знал, что он алхимик, и оставил Альфонса в гостинице. Это позволяло Эдварду освободиться, а потом Альфонс свяжется с военными и пришлёт помощь. Даже не нужно было подтверждения от шестого чувства, что всё будет в порядке.

*

- Говорю вам, нет у меня никакого сына!!!

Все глаза в помещении уставились на Роя. Он опустил бумажку на стол.

- Ну же, ребята, это чья-то глупая шутка. Не видите, я - занят?

- Но в письме ясно написано: «Старшему офицеру из Восточного штаба. Если хотите получить сына обратно, вы должны уплатить сумму в 20 миллионов сентов. Детали передачи выкупа позже», - сказал лейтенант Бреда, тыча толстым пальцем в бумагу под рукой Роя.

- Кроме того я заметил, что старшие офицеры здесь генерал и вы, полковник Мустанг, - сказал высокий мужчина, стоявший позади Бреды. Это был Фарман, прапорщик.

- И сэр, - добавил Фьюри дрожащим голосом, - оно так похоже на письма вымогателей. Не слишком ли опрометчиво посылать такое ради шутки?

- Они говорят «старший офицер», но нигде не упоминают моё имя, – парировал Рой. – Как насчёт генерала?

- Мы сразу проверили генерала, сэр, – ответил Хавок. – Он говорит, что его сын давно вырос, а оба внука дома с родителями. Так что остаётся только ваш сын, полковник… - сказал Хавок с каменно-серьёзным лицом,  однако след улыбки играл в углах его губ, подчёркивая глубоко пикантную ситуацию.

- А я вам говорю, нет у меня никакого сына! – проревел Рой. – Я когда-нибудь рассказывал, что у меня есть сын? Меня здесь на базе кто-нибудь когда-нибудь с ребёнком видел?

Судя по улыбкам, никто всерьёз не верил в реальность похищения. Все просто были заинтригованы наличием у полковника сына, о котором тот никогда не говорил, и это страшно бесило Роя.

Подчиненные хором заговорили:

- Разумеется, я не видел, чтоб вы приводили ребёнка на базу. Но…

- Они говорят о выкупе. Стало быть, у них кто-то есть…

- Я верю вам, полковник. Всегда. Абсолютно и безоговорочно, на самом деле.

- Честно говоря, зная, как вы себя за пределами штаба ведёте, я начинаю верить…

- А может, вы его скрывали!

- О-о, а если у него ДЕТИ?!

- Ух ты! А сколько у вас детей, полковник? Больше одного? Это ж здорово! Вы просто обязаны нам рассказать!

Полковник топнул обеими ногами об пол:

- Тихо!

Повисла короткая пауза.

- Вы уверены, что у вас нет ребёнка?

- Нет! Да!

- Нет ребёнка? – спросил Фьюри.

- Ни одного! Ни единого!

- Ни одного даже самого крошечного? – переспросил Фьюри.

- Совсем никакого!

- Полковник, полковник, - сказал Хавок, похлопывая его по плечу.

- Что?

- Будьте честны.

Рой онемел. Он чуть не заехал Хавоку в лоб, но на полпути удержался.

- Это требование выкупа? – спросила Хоукай, поднимая листок со стола Роя. Она вернулась в кабинет с обеда, пока другие разговаривали. Кто-то сбегал в кофейню, чтобы сообщить ей животрепещущую новость.

- Старший лейтенант, это дурная шутка, - объяснил ей Рой.

- Конечно, полковник. Как можно украсть ребёнка, которого у вас нет? – спросила Хоукай, возвращая бумажку Мустангу. – Ведь у вас нет сына… или есть?

- Старший лейтенант, вы же не верите в это.

 - Вопрос не в том, во что я верю, полковник. Я спросила только потому, что если у вас есть сын, то ситуация достаточно серьёзна. Если это не шутка, это первое, о чём мы должны задуматься при данных обстоятельствах.

Выражение лица Хоукай оставалось таким же невозмутимым, как всегда. Несмотря на обуревавшие её чувства, она оставалась сосредоточенной.

Рой подтвердил:

- Нет, старший лейтенант. У меня нет сына.

- Правда?

- Правда.

На минуту в кабинете стихло.

- Я бы не поверила и половине того, что здесь говорилось. Однако… в вашем ответе есть некоторая излишняя поспешность,-  в конце концов сказала Хоукай.

- Никакой поспешности. Никаких сомнений. Никакого ребёнка!

Рой чувствовал себя как на допросе инквизиции. Когда все вокруг так пялились на него, ему самому начинало казаться, что у него есть сын.

Это немыслимо, думал Рой. Кто-нибудь, избавьте меня от этого.

Вдруг кто-то из охраны постучал в дверь.

- Простите, полковник. Альфонс Элрик хочет видеть вас. Впустить его?

 

- Стальной алхимик похищен?

Никто в этом кабинете Восточного штаба и поверить не мог.

- Бедные подонки, - вздохнув, пробурчал Рой. Ему трудно было представить, что кто-то покусится украсть Государственного алхимика – они же ходячее живое оружие! И что Эдвард кому-то понадобится… Рой понял, что сочувствует человеку, решившемуся на такое. Кабинет снова разом наполнила какофония голосов.

- Кишка не тонка, умыкнуть его!

- Кто сам захотел украсть этого ребёнка?

- Ну, они точно пожалеют об этом.

- Мы должны отправиться на помощь несчастным парням…

Все в помещении знали, что творит Эдвард, если он в ярости. И никто бы не хотел сейчас оказаться в шкуре похитителей. Только Альфонс не разделял общего восторга. Он знал, что брат способен постоять за себя. Он больше волновался о бедной Энси. Должно быть, её тоже забрали вместе с Эдом. Мальчик хотел позвонить сразу, как всё случилось, однако не имел кода доступа для прямого звонка на базу. Конечно же, он поспешил в штаб и изложил свою просьбу военным.

- Я не представляю, почему похитители считают моего брата вашим сыном, полковник, - сказал Альфонс. Он рассказал начальнику брата всё про гостиницу, в которой они остановились, про имена и внешность встреченных людей, и про брошенные на станции ящики, и про маленькую девочку Энси.

- Я думаю, наиболее подозрителен человек, выдающий себя за дядюшку Энси, - объяснил Альфонс. – Но я не уверен, что и Кольт назвал настоящее имя. Я думал, он достаточно милый, так как подарил Энси книжку… но почему маленькой девочке – и по высокому искусству? И не похоже, чтобы в этом городе можно было где-то достать альбом по искусству. Я думаю, он обзавёлся книжкой заранее, зная, кто малышка и из какой семьи. Я пошёл побеседовать с мистером Кольтом по этому поводу лично, но он уже отсутствовал. Я решил, что слишком большое совпадение в том, что с утра пропали Энси, её дядя, мистер Кольт и мой брат. И может быть, решил я, они работают вместе. Я думаю, включая случай Эда. И Энси. – Альфонс собрался с мыслями. – Я слышал, мистер Кольт остановился в этой гостинице задолго до приезда Энси и её дядюшки, однако я не успел его расспросить как следует.

Все в кабинете тихонько слушали рассказ Альфонса. С их лиц сползли ухмылки, они тяжело задумались.

- Этот Кольт изрядно подозрителен, - сказал Фарман, потирая лоб. – Все сообщения о похищенных детях поступали от разных похитителей. Однако же Кольт мог использовать других людей, которые бы делали за него грязную работу, нахшедшихся поблизости.

Бреда сцепил руки и засопел.

- Родители Энси информировали похитителей, что деньги готовы. Они ждут указаний, где и когда их оставить. Возможно, похититель – или похитители – озаботились следующей жертвой: Эдвардом.

- Да. Возможно, вы правы, - сказал Рой. Что-то его во всём этом смущало, только он не мог пока сказать, что именно.

- Полковник? – позвал Фьюри.

За него ответила Хоукай.

- То, что Эдварда похитили, заставляет волноваться, - она достала из кипы бумаг все, касающиеся предыдущих похищений. – Остальные похищенные дети были от шести лет и младше. Я думаю, жертвы были выбраны по тому принципу, что их проще облапошить и легче контролировать, но Эдвард…

- … не позволит ни одной из этих вещей.

- … Так что теперь, когда они захватили жертву, которую невозможно контролировать и опасно отпускать, это знаменует новый этап безумных действий. Это абсолютно не похоже на похитителей, предпочитающих денежные переводы. Это означает, что они перестали осторожничать. Возможно, это последнее похищение, которое они планируют.

Рой покрутил новые детали так и этак. В нём всё больше возрастала уверенность, что его интуиция попала в цель. Взрывы и похищения были крепко связаны между собой, это уже стало ясно. Но теперь похищение Эдварда и бегство из гостиницы показывали сдвиг в планах террористов. Всё указывало на то, что они перестают либеральничать и осторожничать. Они собрались идти ва-банк. Похоже, бандиты не думают отдавать Эдварда живым.

Рой собрал разрозненные куски информации, и они обрели целостную форму. Если похищения кончатся, то же будет и с бомбами. Другими словами, террористы уже достигли своей цели.

Рой поднял глаза.

- Младшие лейтенанты Хавок и Бреда! Мне нужны отчёты по всем оружейным заводам, работающим на армию. Прапорщик Фарман, проверить все действующие оружейные склады! Старший лейтенант Хоукай, дайте мне план всех открытых железнодорожных линий!

Кабинет забурлил. Альфонс отошёл в сторонку, чтобы не мешать в проходе. С сомнением он посмотрел на Роя.

- Насчёт моего брата…

- С ним всё будет в порядке. Скоро мы должны найти его и завершить это дело. Нет. Мы точно сделаем это. Всё кончится ещё сегодня.

Несколькими минутами позже кабинет снова наполнился. Офицеры вновь собрались, неся различные отчёты. Все молчали. Говорил Рой.

- Я нашёл связь между террористами и похитителями. Во-первых, вымогательство. Они собирают деньги для поддержки террористических атак и для получения оружия и прочих припасов. Затем, взрывы, которые, как мы считали, разрозненны. Не совсем так. Они разрывают линии между оружейными фабриками и расположением войск, служащие для прямых поставок вооружения и амуниции… чтобы кое-где можно было захватить его. И не в малых дозах. Они хотят прибрать его без остатка.

Рой постучал пальцем по карте, висевшей на стене рядом с ним.

- Вот эта лини была разрушена первой. Затем здесь… и здесь… - В каждом пункте он прикалывал флажок. Ещё они разрушили фабрику амуниции… здесь, во время перерыва в сообщении, там мы иногда хранили транзитные грузы оружия, и грузовой терминал, где оружие перенаправлялось на разные базы.

Карта запестрела флажками, когда Рой стал помечать места всех взрывов один за другим.

- Террористы разрушили почти все магистрали для поставок оружия с заводов на базы. Более того, террористические атаки совпадали с дополнительными поставками оружия, с одной и той же фабрики. Кажется, оружие при доставке отклонялось с пути каждый раз.

Рой повернулся к собравшимся офицерам.

- Хавок и Бреда. Ваш доклад по армейским поставкам?

Бреда заглянул в поспешно нацарапанные записи.

- Похоже, они сгрузили всё имущество на один поезд пару дней назад.

- По слухам, достаточно много оружия, - подтвердил Хавок.

- Фарман, как насчёт резервов на складах?

- Есть вероятность, что террористы нацелятся на наши склады, особенно те, где будет складировано это оружие. Оно будет доставлено на нашу базу… сегодня, сэр, - сказал Фарман, глянув на Фьюри. Тот сидел около радиопередатчика, слушая информацию насчёт поставок и передавая её Фарману.

Когда остальные завершили доклады, Хоукай прошла к карте и принялась помечать действующие линии. Только одна линия, вышедшая из-под её рук, непрерывная на всём протяжении, связывала Восточный штаб и фабрику.

- Вот город, где остановились Эдвард с Альфонсом, - сказала Хоукай, проводя пальцем по карте. – Вот здесь другая станция, ещё один город вечно со множеством проезжих, здесь ветка заканчивается на Восточном штабе. Вокруг нет военных объектов. Однако имеется заброшенный крупный сталелитейный завод, стоящий близко к дороге. Похоже, он и служит террористам базой для операций, - указующий палец Хоукай остановился на объекте около линии на карте.

Рой уставился в эту точку.

- Сегодня товарный поезд с большим количеством военного груза будет проходить через этот пункт. Спорю на своё звание алхимика, что террористы на заброшенной фабрике с нетерпением его ждут.

 

 


Tags: фанфики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment